Драгоценные камни
Рукоятка кинжала
Хранилище: Дворец-музей Топкапи, Стамбул (Турция) Сокровищница Топкапи известна своими колумбийскими изумрудами. Рукоятка кинжала 18 века украшена тремя изумрудами.
Рукоятка кинжала
В торце рукоятки - часы с крышкой из пластинчатого изумруда. Ножны - из золота с цветами.
Главная
Каталог драгоценных камней
Каталог минералов
Знаменитые камни и украшения
Термины и их значение
Месторождения драгоценных камней
Возникновение и строение камней
Торговые меры веса
Обработка драгоценных камней
Виды и формы огранки
Оптические свойства камней
Классификация камней
Магические свойства камней
Новинки на рынке камней
История драгоценных камней
Обо всем понемногу

 



Copyright © Bejewel, группа "Атлас"  2009 г.
info@bejewel.ru



Алмаз Брошь Эвы Перон

Брошь Эвы ПеронЭта дивная брошь выполнена как национальный ар­гентинский флаг. Изготовлена драгоценность во второй половине 40-х годов XX в. на ювелирной фирме «Ван-Клиф энд Арпельс» для жены аргентинского диктатора. Короткий платиновый флагшток был покрыт 7 брилли­антовыми вставками. Верхняя и нижняя полосы флага были выложены квадратными сапфирами, а централь­ную белую полосу образовали квадратные же малень­кие бриллианты. В середине бриллиантовой белизны яр­ко-желтыми камнями мастер выложил солнце.

Кем же была владелица бриллиантового флага? Эва Мария Дуарте родилась в городишке Лос-Тольдос в бед­ной семье. С ранних лет она познала лишения. Дети рано лишились отца, и приходилось подрабатывать в богатых семьях, помогая выбивавшейся из сил матери. Малень­кая Эвита, как множество таких же подростков, решила во что бы то ни стало выбиться в люди — хотя бы в раз­ряд тех, что живут без лишений. Ей повезло. В школе она начала заниматься в любительской актерской труппе. Потом в городок приехал исполнитель аргентинских танго Агустин Магальди. С ним Эвита уехала в столицу. Шестнадцатилетняя девчонка играла третьеплановые ро­ли в спектаклях, пробовала сниматься в кино — обычная дорога для начинающих провинциалок. Никто не знает, что вышло бы из нее, если бы известный радиорежиссер не предложил ей роль в мыльной радиодраме. Это при­несло кое-какие деньги и некоторую популярность. Од­нако осознав, что великой артистки из нее скорее всего не получится, Эвита попыталась найти себе дружка в во­енной среде — если уж не мужа, то солидного покрови­теля. И ей чертовски повезло: в 1942 г. она встретила мо­лодого и честолюбивого полковника Хуана Перона.

Они стали жить вместе. Молодой офицер быстро за­воевал себе имя решительного политика, готового на­чать экономические преобразования, сулящие выгоды малоимущему населению. Он стал популярен. Перона назначили секретарем по вопросам труда и благосостоя­ния населения. Надо сказать, что на публике, в том чис­ле и на политических мероприятиях, Перона часто со­провождала Эвита. Эта молодая пара очень нравилась простым аргентинцам. Хуан Перон рвался к вершине власти и в чем-то он перегнул палку. 11 октября 1945 г. его арестовали, обвинив в подстрекательстве к мятежу. Эвита развила бурную деятельность в защиту любимо­го. Она буквально зажгла соотечественников. Столица забушевала и вот-вот готова была восстать. 17 октября Перона выпустили из тюрьмы, а на следующий день он вступил с Эвитой в гражданский брак. (Венчание в хра­ме состоялось примерно через два месяца.) «Чудесным днем» называла эту дату Эвита. Для Перона это был ри­скованный шаг: офицерство, да и все высшее общество были шокированы браком с содержанкой.

Однако в стране молодую чету приняли благожела­тельно. Супруги везде появлялись вместе: на митингах и официальных приемах, в театрах и на военных смотрах; вместе они совершали предвыборные поездки по стра­не. А когда Хуана избрали президентом, его жена, чтобы помочь самым обездоленным аргентинцам, организова­ла Фонд Эвы Перон, куда обязаны были отчислять доли от своего заработка все, кто трудится. Личные отчисле­ния были невелики, но, собранные вместе и помещен­ные в надежный банк, они быстро превратились в зна­чительные суммы для поддержки неимущих. По иници­ативе супруги президента закладывали больницы и шко­лы, основывали приюты для престарелых. Она же пред­ложила строить дома для бедняков, создав из них целую «деревню Эвиты». Она добилась принятия закона о на­делении аргентинских женщин правом голоса, а чуть позже организовала Перонистскую феминистскую пар­тию (во многом благодаря которой Хуан Перон был пе­реизбран на второй срок). Фактически Эва Перон стала вторым человеком в стране, и это первым понял супруг. Хуан решил сделать жену вице-президентом, однако яростное сопротивление армейской верхушки вынуди­ло его на время отказаться от этой мысли.

Эвита тем временем задумала получить междуна­родное признание. Она отправилась в Европу. Первая остановка была сделана в Испании. Там в те годы правил диктатор Франко, которого не желала признавать осталь­ная Европа. Испанский генералиссимус, обрадованный возможностью выбраться из международной изоляции! принял жену аргентинского президента как коронован­ную особу. Довольная Эвита отправилась в Ватикан. Но здесь ее ожидал удар. Его католическое святейшест­во не позабыл, что Эвита два года жила необвенчанной с Пероном, а потому уделил ей всего двадцать минут свое­го драгоценного времени. Понятно, что прием ограни­чился обменом немногими сухими фразами. Столь же холодно встретили аргентинку во Франции. Но наиболь­шее унижение испытала она в чопорном Лондоне: бри­танский король отказался пригласить Эву к себе в Букингемский дворец.

На родину госпожа президентша вернулась чертовски злой. Поэтому, когда корреспондент популярного амери­канского журнала «Тайм» неосторожно прошелся по по­воду нищенского прошлого первой сеньоры Аргентины, да еще назвал ее «внебрачным ребенком», его немедлен­но выдворили из Буэнос-Айреса без права замены.

Перон правил Аргентиной железной рукой, и Эва в немалой степени способствовала ужесточению режима. В 1951 г. супруг снова пытается сделать свою спутницу жизни вице-президентом. Свыше миллиона человек вы­сказались в ее пользу на выборах, но противодействие высшего света снова заставило Хуана отказаться от сво­его намерения...

Нет, Эва не была аскеткой, помешанной только на «делах государственной важности». Ей нравились выхо­ды в свет, она любила наряжаться, а как женщина, про­исходившая из самых низов общества, обожала одежду не просто дорогую, а прямо-таки шикарную. Ее гарде­роб пополнялся модными туалетами от Диора; драгоцен­ностей у Эвиты было не меньше, чем у легендарной Кле­опатры. Но появляться в такой роскоши перед простыми людьми она не могла. И вот для отнюдь не редких случа­ев выходов к «толпе», а также для строгих официальных приемов Хуан заказал для жены украшение одновре­менно и не пустячной цены, и не бросающееся в глаза неимоверной дороговизной. При этом брошь была вы­полнена в виде национального флага, а это способство­вало проявлению патриотических чувств — как у владе­лицы украшения, так и у находившихся в ее обществе людей. Брошь Эвиты словно стала единственным в своем роде государственным символом, по значимости своей превосходившим любой аргентинский орден.

Драгоценность была стилизована под технику 30-х годов XX в. Каждый камешек примыкал к соседу, не цепляясь за него. При взгляде сверху не было заметно ни щелей в размещении алмазов, ни металлических со­единений.

Увы! Эве не довелось долго наслаждаться этим зна­ком супружеской признательности. 26 июля 1952 г. она скончалась от рака в возрасте 33 лет. Узнав о ее кончи­не, вся Аргентина погрузилась в траур. Цветочные рын­ки и магазины опустели. По радио раздавалась только меньше, чем у легендарной Кле­опатры. Но появляться в такой роскоши перед простыми людьми она не могла. И вот для отнюдь не редких случа­ев выходов к «толпе», а также для строгих официальных приемов Хуан заказал для жены украшение одновре­менно и не пустячной цены, и не бросающееся в глаза неимоверной дороговизной. При этом брошь была вы­полнена в виде национального флага, а это способство­вало проявлению патриотических чувств — как у владе­лицы украшения, так и у находившихся в ее обществе людей. Брошь Эвиты словно стала единственным в своем роде государственным символом, по значимости своей превосходившим любой аргентинский орден.

Однако ностальгия по прекрасной Эвите длилась не­долго. А когда неутешный вдовец вздумал начать строи­тельство гигантского мавзолея для умершей супруги, ко­торый вроде бы должен был превзойти высотой нью-йоркскую статую Свободы, горячие аргентинцы взбун­товались, и Перону пришлось, спасая жизнь, бежать за границу. Останки Эвиты тоже пришлось вывезти. Их за­хоронили под чужим именем на одном из сельских клад­бищ Италии. Только через много десятилетий прах са­мой знаменитой в XX в. аргентинки вернулся на родину. А там Эвита снова стала популярной, чему способство­вали не только две написанные ею книги, но и многочис­ленные биографии «из чужих рук», расцвеченные самы­ми невероятными подробностями, эффектные театраль­ные постановки да сентиментальные кинофильмы.


Назад к энциклопедию знаменитых украшений

 

Дрезденский зелёный бриллиант
Дрезденский зелёный бриллиант — грушевидный алмаз естественного яблочно-зелёного цвета. Единственный крупный (41 карат.) образец бриллианта данной разновидности. Своим уникальным цветом обязан природной радиоактивности. С XVIII века хранится в дрезденской
Дрезденский зелёный бриллиант
Когда камень попал в Саксонию, точно неизвестно. По некоторым сведениям, камень купил сын Августа Сильного, Август III, на лейпцигской ярмарке 1742 года через голландского посредника за сумму, оцениваемую историками в 400 тысяч талеров. «Цена зеленого миндалевидного камня равнялась стоимости постройки всего Дрезденского собора
Реклама

здесь могла бы быть ваша реклама


Fatal error: Call to a member function Get_Links() on a non-object in /home/u98163/bejewel.ru/www/templates/decorations.html on line 304