Драгоценные камни
Рукоятка кинжала
Хранилище: Дворец-музей Топкапи, Стамбул (Турция) Сокровищница Топкапи известна своими колумбийскими изумрудами. Рукоятка кинжала 18 века украшена тремя изумрудами.
Рукоятка кинжала
В торце рукоятки - часы с крышкой из пластинчатого изумруда. Ножны - из золота с цветами.
Главная
Каталог драгоценных камней
Каталог минералов
Знаменитые камни и украшения
Термины и их значение
Месторождения драгоценных камней
Возникновение и строение камней
Торговые меры веса
Обработка драгоценных камней
Виды и формы огранки
Оптические свойства камней
Классификация камней
Магические свойства камней
Новинки на рынке камней
История драгоценных камней
Обо всем понемногу

 



Copyright © Bejewel, группа "Атлас"  2009 г.
info@bejewel.ru



Алмаз Брошь Эвы Перон

Брошь Эвы ПеронЭта дивная брошь выполнена как национальный ар­гентинский флаг. Изготовлена драгоценность во второй половине 40-х годов XX в. на ювелирной фирме «Ван-Клиф энд Арпельс» для жены аргентинского диктатора. Короткий платиновый флагшток был покрыт 7 брилли­антовыми вставками. Верхняя и нижняя полосы флага были выложены квадратными сапфирами, а централь­ную белую полосу образовали квадратные же малень­кие бриллианты. В середине бриллиантовой белизны яр­ко-желтыми камнями мастер выложил солнце.

Кем же была владелица бриллиантового флага? Эва Мария Дуарте родилась в городишке Лос-Тольдос в бед­ной семье. С ранних лет она познала лишения. Дети рано лишились отца, и приходилось подрабатывать в богатых семьях, помогая выбивавшейся из сил матери. Малень­кая Эвита, как множество таких же подростков, решила во что бы то ни стало выбиться в люди — хотя бы в раз­ряд тех, что живут без лишений. Ей повезло. В школе она начала заниматься в любительской актерской труппе. Потом в городок приехал исполнитель аргентинских танго Агустин Магальди. С ним Эвита уехала в столицу. Шестнадцатилетняя девчонка играла третьеплановые ро­ли в спектаклях, пробовала сниматься в кино — обычная дорога для начинающих провинциалок. Никто не знает, что вышло бы из нее, если бы известный радиорежиссер не предложил ей роль в мыльной радиодраме. Это при­несло кое-какие деньги и некоторую популярность. Од­нако осознав, что великой артистки из нее скорее всего не получится, Эвита попыталась найти себе дружка в во­енной среде — если уж не мужа, то солидного покрови­теля. И ей чертовски повезло: в 1942 г. она встретила мо­лодого и честолюбивого полковника Хуана Перона.

Они стали жить вместе. Молодой офицер быстро за­воевал себе имя решительного политика, готового на­чать экономические преобразования, сулящие выгоды малоимущему населению. Он стал популярен. Перона назначили секретарем по вопросам труда и благосостоя­ния населения. Надо сказать, что на публике, в том чис­ле и на политических мероприятиях, Перона часто со­провождала Эвита. Эта молодая пара очень нравилась простым аргентинцам. Хуан Перон рвался к вершине власти и в чем-то он перегнул палку. 11 октября 1945 г. его арестовали, обвинив в подстрекательстве к мятежу. Эвита развила бурную деятельность в защиту любимо­го. Она буквально зажгла соотечественников. Столица забушевала и вот-вот готова была восстать. 17 октября Перона выпустили из тюрьмы, а на следующий день он вступил с Эвитой в гражданский брак. (Венчание в хра­ме состоялось примерно через два месяца.) «Чудесным днем» называла эту дату Эвита. Для Перона это был ри­скованный шаг: офицерство, да и все высшее общество были шокированы браком с содержанкой.

Однако в стране молодую чету приняли благожела­тельно. Супруги везде появлялись вместе: на митингах и официальных приемах, в театрах и на военных смотрах; вместе они совершали предвыборные поездки по стра­не. А когда Хуана избрали президентом, его жена, чтобы помочь самым обездоленным аргентинцам, организова­ла Фонд Эвы Перон, куда обязаны были отчислять доли от своего заработка все, кто трудится. Личные отчисле­ния были невелики, но, собранные вместе и помещен­ные в надежный банк, они быстро превратились в зна­чительные суммы для поддержки неимущих. По иници­ативе супруги президента закладывали больницы и шко­лы, основывали приюты для престарелых. Она же пред­ложила строить дома для бедняков, создав из них целую «деревню Эвиты». Она добилась принятия закона о на­делении аргентинских женщин правом голоса, а чуть позже организовала Перонистскую феминистскую пар­тию (во многом благодаря которой Хуан Перон был пе­реизбран на второй срок). Фактически Эва Перон стала вторым человеком в стране, и это первым понял супруг. Хуан решил сделать жену вице-президентом, однако яростное сопротивление армейской верхушки вынуди­ло его на время отказаться от этой мысли.

Эвита тем временем задумала получить междуна­родное признание. Она отправилась в Европу. Первая остановка была сделана в Испании. Там в те годы правил диктатор Франко, которого не желала признавать осталь­ная Европа. Испанский генералиссимус, обрадованный возможностью выбраться из международной изоляции! принял жену аргентинского президента как коронован­ную особу. Довольная Эвита отправилась в Ватикан. Но здесь ее ожидал удар. Его католическое святейшест­во не позабыл, что Эвита два года жила необвенчанной с Пероном, а потому уделил ей всего двадцать минут свое­го драгоценного времени. Понятно, что прием ограни­чился обменом немногими сухими фразами. Столь же холодно встретили аргентинку во Франции. Но наиболь­шее унижение испытала она в чопорном Лондоне: бри­танский король отказался пригласить Эву к себе в Букингемский дворец.

На родину госпожа президентша вернулась чертовски злой. Поэтому, когда корреспондент популярного амери­канского журнала «Тайм» неосторожно прошелся по по­воду нищенского прошлого первой сеньоры Аргентины, да еще назвал ее «внебрачным ребенком», его немедлен­но выдворили из Буэнос-Айреса без права замены.

Перон правил Аргентиной железной рукой, и Эва в немалой степени способствовала ужесточению режима. В 1951 г. супруг снова пытается сделать свою спутницу жизни вице-президентом. Свыше миллиона человек вы­сказались в ее пользу на выборах, но противодействие высшего света снова заставило Хуана отказаться от сво­его намерения...

Нет, Эва не была аскеткой, помешанной только на «делах государственной важности». Ей нравились выхо­ды в свет, она любила наряжаться, а как женщина, про­исходившая из самых низов общества, обожала одежду не просто дорогую, а прямо-таки шикарную. Ее гарде­роб пополнялся модными туалетами от Диора; драгоцен­ностей у Эвиты было не меньше, чем у легендарной Кле­опатры. Но появляться в такой роскоши перед простыми людьми она не могла. И вот для отнюдь не редких случа­ев выходов к «толпе», а также для строгих официальных приемов Хуан заказал для жены украшение одновре­менно и не пустячной цены, и не бросающееся в глаза неимоверной дороговизной. При этом брошь была вы­полнена в виде национального флага, а это способство­вало проявлению патриотических чувств — как у владе­лицы украшения, так и у находившихся в ее обществе людей. Брошь Эвиты словно стала единственным в своем роде государственным символом, по значимости своей превосходившим любой аргентинский орден.

Драгоценность была стилизована под технику 30-х годов XX в. Каждый камешек примыкал к соседу, не цепляясь за него. При взгляде сверху не было заметно ни щелей в размещении алмазов, ни металлических со­единений.

Увы! Эве не довелось долго наслаждаться этим зна­ком супружеской признательности. 26 июля 1952 г. она скончалась от рака в возрасте 33 лет. Узнав о ее кончи­не, вся Аргентина погрузилась в траур. Цветочные рын­ки и магазины опустели. По радио раздавалась только меньше, чем у легендарной Кле­опатры. Но появляться в такой роскоши перед простыми людьми она не могла. И вот для отнюдь не редких случа­ев выходов к «толпе», а также для строгих официальных приемов Хуан заказал для жены украшение одновре­менно и не пустячной цены, и не бросающееся в глаза неимоверной дороговизной. При этом брошь была вы­полнена в виде национального флага, а это способство­вало проявлению патриотических чувств — как у владе­лицы украшения, так и у находившихся в ее обществе людей. Брошь Эвиты словно стала единственным в своем роде государственным символом, по значимости своей превосходившим любой аргентинский орден.

Однако ностальгия по прекрасной Эвите длилась не­долго. А когда неутешный вдовец вздумал начать строи­тельство гигантского мавзолея для умершей супруги, ко­торый вроде бы должен был превзойти высотой нью-йоркскую статую Свободы, горячие аргентинцы взбун­товались, и Перону пришлось, спасая жизнь, бежать за границу. Останки Эвиты тоже пришлось вывезти. Их за­хоронили под чужим именем на одном из сельских клад­бищ Италии. Только через много десятилетий прах са­мой знаменитой в XX в. аргентинки вернулся на родину. А там Эвита снова стала популярной, чему способство­вали не только две написанные ею книги, но и многочис­ленные биографии «из чужих рук», расцвеченные самы­ми невероятными подробностями, эффектные театраль­ные постановки да сентиментальные кинофильмы.


Назад к энциклопедию знаменитых украшений

 

Алмаз "Звезда Южной Африки"
Алмаз "Звезда Южной Африки" или "Дадли" замечателен тем, что он был первым из числа исторических алмазов "Черного Континента". Первый южноафриканский алмаз значительных размеров был обнаружен в копях на реке Вааль.
Алмаз   Звезда Южной Африки
Нашел алмаз один из местных жителей, у которого в 1869 году его приобрел мистер ван Ньекирк. Этот владелец перепродал алмаз за 11200 фунтов. Качество алмаза было превосходным, вес необработанного кампя составлял 83,5 карата. Из него был получен грушевидный бриллиант весом 47,7 метрического карата. Бриллиант приобрела графиня Дадли, которой он и обязан одним из своих названий.
Реклама

здесь могла бы быть ваша реклама


Fatal error: Call to a member function Get_Links() on a non-object in /home/u98163/bejewel.ru/www/templates/decorations.html on line 304