Драгоценные камни
Рукоятка кинжала
Хранилище: Дворец-музей Топкапи, Стамбул (Турция) Сокровищница Топкапи известна своими колумбийскими изумрудами. Рукоятка кинжала 18 века украшена тремя изумрудами.
Рукоятка кинжала
В торце рукоятки - часы с крышкой из пластинчатого изумруда. Ножны - из золота с цветами.
Главная
Каталог драгоценных камней
Каталог минералов
Знаменитые камни и украшения
Термины и их значение
Месторождения драгоценных камней
Возникновение и строение камней
Торговые меры веса
Обработка драгоценных камней
Виды и формы огранки
Оптические свойства камней
Классификация камней
Магические свойства камней
Новинки на рынке камней
История драгоценных камней
Обо всем понемногу

 



Copyright © Bejewel, группа "Атлас"  2009 г.
info@bejewel.ru



Алмаз Хоуп (Французский синий)

Мы переходим к самому драматическому периоду в истории цветного бриллианта. То, что осталось от ко­ролевского камня, попало в руки лондонскому банкиру Генри Томасу Хоупу — теперь бриллиант стали назы­вать по имени нового владельца — «Хоуп». За право об­ладания редким камнем банкир заплатил 18 тысяч фун­тов стерлингов. Только не принесла чарующая синева счастья удачливому до той поры финансисту. В соответ­ствии с часто повторяемой в популярной печати версией сын Г. Т. Хоупа был отравлен, а внук потерял все свое состояние.

 

 Потом алмаз каким-то неведомым путем попал к рус­скому князю с прямо-таки странной для сиятельной осо­бы фамилией — Корытовский. Гуляка-князь влюбился в хорошенькую парижскую танцовщицу по фамилии Ледю и подарил ей сокровище. Чуть ли не на следующий день щедрый любовник был убит, а синий бриллиант ис­чез, но через непродолжительное время обнаружился в Стамбуле, у османского султана Абдул-Хамида II, кото­рый не нашел ничего лучшего, как подарить камень сво­ей любовнице. Эта нарушительница гаремных традиций была вскоре убита, а сам монарх свергнут и выслан из страны (1909 г.).

 

 Бывший султан продал роковой камень какому-то испанцу, который не замедлил утонуть в море. Некото­рое время получившей злую славу драгоценностью об­ладала молодая супружеская пара, которой суждено бы­ло погрузиться на морское дно вместе с исполинским «Титаником». Осиротевший бриллиант купил некий американец в подарок любимой жене. Прошло всего не­сколько месяцев, и супруги потеряли единственного ре­бенка. Несчастный отец лишился рассудка...

 

 К подобным  историям, утверждающим и распространяющим клеймо бриллианта «Хоуп» как рокового камня, нет-нет да  прибавляют еще что-нибудь душераздирающее.

 Впрочем, молва приписывает роковую силу почти  любому знаменитому камню. Даже странно, до чего легковерны люди, Разумеется, бездушный кусок горной породы не может управлять человеческими судьбами. Но тех, кто ищет связь коварной фортуны с блеском дорогого самоцвета, можно успоко­ить: да, такая связь, видимо, существует. И ее можно объяснить. Дело в том, что обладать синим бриллиантом, как, впрочем, и другими знаменитыми сокровищами, стремились люди авантюрного характера, натуры стра­стные, непривычные к спокойной жизни и нередко да­же переступающие нормы обычаев и законов. Личности подобного склада готовы рисковать жизнью по любому пустяку, по собственной прихоти. Что же удивительно­го, если чрезмерная активность порой становится для них роковой?

 

Профаны же (или спекулянты) говорят тогда: судьба, предначертание, рок. Если уж пользоваться иррацио­нальной логикой, то куда предпочтительнее говорить о том, что проклятие на человека «наводит» не бесчувст­венный камень, а богатство, тем более неправедно на­житое. И в этом не будет никакой мистики, потому что тот, кто прибегает к насилию, в конце концов, сам оказы­вается пленником Силы. 

 

Но вернемся к подлинной истории синего бриллиан­та. Итак, он был куплен Хоупом. Но каким? Хоупы были выходцами из Голландии. В 1762 г. братья Томас и Адри­ан Хоупы перенесли свой достаточно скромный банк в Лондон, где их дела быстро пошли в гору. Процветаю­щий банк «Хоуп и компания» открыл отделения во мно­гих странах, в том числе и в России. Но это к слову. Кто же из банкирской семьи купил синий камень?

 

Счастли­вого обладателя сокровища звали Генри Филипп. Страс­тью этого банкира было коллекционирование фламанд­ской и голландской живописи, а также собирание цвет­ных бриллиантов. Брат его, Томас, талантливый писа­тель, также интересовался сверкающими камешками, но его коллекция сильно уступала — и количественно, и качественно — коллекции Генри Филиппа. А банкир хра­нил свои сокровища в домашнем кабинете красного де­рева в застекленных шкафах, причем каждый экспонат коллекции был снабжен лаконичным описанием, выгра­вированным на слоновой кости. Описания составлял, разумеется, не сам банкир, а лондонский ювелир Брам Херц. Он же подготовил и каталог выставки, состояв­шейся в 1839 г.; в каталоге описывались достоинства вы­ставленных камней и приводилась их краткая история.

 

Генри Филипп спокойно дожил свой век, а так как де­тей у него не было, наследство он поделил между тремя племянниками. Синий бриллиант достался Генри Тома­су Хоупу, будущему депутату британского парламента. Именно наследник одолжил камень для показа на Лон­донской выставке 1851 г. Почтенный парламентарий, не испытав никаких ударов судьбы, скончался в прилич­ном для XIX в. возрасте — ему было 53 года. Бриллиант вместе со всем состоянием перешел к вдове, а та завеща­ла его своему второму сыну, после того как он станет со­вершеннолетним. Юношу звали Фрэнсис Пелхем Клинтон Хоуп, и кроме бриллианта ему достался еще аристо­кратический титул герцога Ньюкаслского.

 

Юный аристократ не отличался чопорностью и со­словными предрассудками британских лордов. Едва выйдя в самостоятельную жизнь, он страстно влюбился в американскую певицу Мэй Огасту Йоух, с которой тайно обвенчался в 1894 г., а через год финансист-арис­тократ обанкротился! Главной причиной денежной ка­тастрофы стало чрезмерное увлечение живописью. Лорд Фрэнсис тратил огромные суммы насовсем того не стоящие картины.

 

Когда же стало туго и молодой лорд захотел продать свою коллекцию, этому воспроти­вились его родной брат и сестры. Фрэнсис через суд все же добился разрешения на продажу картин, но выру­ченная сумма была намного меньше потраченных денег и не могла спасти неудачливого коллекционера. Тогда он решил продать «Хоуп». Для этого также требовалось разрешение. Суд потребовал оценить бриллиант, и Стритер оценил его в 18 115 фунтов стерлингов. Эта сумма явно не соответствовала стоимости камня такого класса, и суд отказал в разрешении на продажу.

 

Тогда Мэй предложила мужу перебраться в Амери­ку. Всего через несколько недель после переезда в Нью-Йорк Мэй влюбилась в сына бывшего мэра города, в марте Фрэнсис затеял бракоразводный процесс. Не до­жидаясь его окончания, Мэй уехала с возлюбленным в Японию. А Фрэнсис почти в одно время выиграл дело о разводе и получил-таки разрешение на продажу брилли­анта. «Хоуп» был продан в Лондоне американскому ювелиру Саймону Френкелю, который заплатил за бриллиант более ста пятидесяти тысяч долларов. В нояб­ре 1901 г. синий бриллиант оказался в Нью-Йорке.

 

В собственности фирмы «Сыновья Джозефа Френ­келя» он оставался 7 лет, а в 1908 г. его приобрел коллекционер по имени Селим Хабиб. Год спустя собра­ние камней Хабиба было продано, и Синим сокро­вищем завладел париж­ский ювелир Пьер Кар­тье. Правда, до Картье по­явился весьма солидный претендент на темно-си­ний алмаз. Это был ту­рецкий султан Абдул-Ха­мид II. Он вроде бы внес аванс за камень, но полу­чить «Хоуп» султану так и не удалось.

 

Революция 1908 г. заставила его отказаться не только от претензий на синий алмаз, но и от трона. Говорят, что именно для уплаты ювелирам за синий бриллиант султан придумал новый налог, суливший кон­стантинопольскому правителю огромную сумму, экви­валентную современным 450 тысячам долларов. Видимо, попытка выжать эти деньги внесла весомый вклад в тот взрыв недовольства султаном, который вылился на ули­цы Стамбула революционным потоком. Очень ненадол­го камнем завладел С. Росено, который быстро уступил бриллиант П. Картье.

 

Здесь мы на время расстанемся с камнем, чтобы по­знакомиться с Эвелин Уолш, сыгравшей важную роль в судьбе бриллианта. Эвелин была дочерью золотоискате­ля Томаса Уолша, которому сказочно повезло — он на­шел богатейшее месторождение Кэмп-Бёрд в Калифор­нии. С тех пор бывший бродяга отъедался, а главным об­разом отпивался за прожитые в нищете годы. Дочери же он купил собственный выезд, и кучер в униформе до­ставлял девочку в школу (больше ей ездить было просто некуда). Когда же девочка подросла, с ней случилась трагедия: лошади понесли и опрокинули повозку. Брат Эвелин разбился насмерть, а сама она осталась хромой. Заметьте: юная мисс Уолш в то время еще и не слышала о бриллианте «Хоуп».

 

В двадцать два года наследница зо­лотопромышленника вышла замуж за Эдуарда Мак-Ли­на, сына владельца популярной американской газеты «Вашингтон Пост». Перед венчанием жених и невеста заглянули в магазин Картье, чтобы выбрать подарок ко­му-то из родителей. Ювелир предложил платиновое с мелкими бриллиантами ожерелье, на котором были под­вешены три драгоценных камня: большая жемчужина, 34-каратный изумруд и великолепный розовый брилли - ' ант «Звезда Востока», будто бы купленный у турецкого султана Абдул-Хамида. За все Картье запросил 120 ты­сяч долларов. (Интересно, что всего через несколько ме­сяцев супруги продали в Европе камни из этого колье за 320 тысяч долларов!)

 

Спустя некоторое время Мак-Лины вновь приехали в Европу, и миссис Эвелин увидела в Париже «Хоуп». Хитрый Картье, заметив интерес американки к камню, привез его в отель, где остановилась чета миллионеров. Желая еще больше подогреть открывшийся интерес, ювелир — как теперь полагают — ударился в сочини­тельство, чтобы не сказать: вульгарное вранье. Он тут же придумал легенду о роковом камне: будто бы несчас­тье ждет каждого, кто наденет синий бриллиант или хотя бы прикоснется к нему. В глазах у молодой женщи­ны вспыхнула жажда обладания опасной вещицей. Цель едва не была достигнута, но миллионерше не понрави­лась оправа.

 

Что ж, не беда! Несколько месяцев спустя Пьер Кар­тье, вставив «Хоуп» в новую оправу, едет в Нью-Йорк, и там совершается сделка. Миссис Мак-Лин выложила за чудесный камешек 154 тысячи долларов. Сначала мил­лионерша боялась даже прикасаться к камню, но время шло, и как-то она решилась примерить Синее сокрови­ще. И скоро она уже носила «Хоуп» постоянно (кстати, именно во время сделки с Эвелин парижский ювелир впервые назвал Синее сокровище «Хоуп») — отдельно, как головное украшение, носила и в комплекте со «Звез­дой Востока». Миллионерша даже надевала дорогой бриллиант на свою собачку! 

 

Неожиданно легенда вроде бы начала подтверждать­ся. В дорожной катастрофе погиб девятилетний сын Мак-Линов. Потом муж Эвелин увлекся другой жен­щиной, а двадцатипятилетняя дочь скончалась, отра­вившись снотворным. Вскоре умерла и сама миссис Мак-Лин. Однако — странное дело! — столько людей, прикасавшихся к камню, остались невредимыми. Боль­ше того, Эвелин Мак-Лин ходила с синим бриллиантом по госпиталям, где лечились раненые солдаты. Экстра­вагантная миллионерша предлагала всем, кто хотел быс­тро выздороветь, прикладываться к камню как к прино­сящему счастье амулету. Не знаю, как с выздоровлени­ем, но массовых смертей после прикосновения к камню не наблюдалось.

 

Осиротевший бриллиант купил (вместе со всей ал­мазной коллекцией Эвелин) за миллион долларов торго­вец драгоценными камнями Г. Уинстон. После покупки ни у самого Уинстона, весьма удачливого предпринима­теля, ни у его жены крупных трагедий в жизни не было. Впрочем, жена на всякий случай всегда путешествовала отдельно от Гарри, потому что кому-то надо было поза­ботиться о детях в случае катастрофы.

 

Иногда дело дохо­дило до смешного. Сразу после. Второй мировой войны Уинстон путешествовал по Африке. Его спутник, чело­век тоже не бедный, узнав, что имеет дело с владельцем «рокового» синего бриллианта, отказался продолжать полет в одном самолете с ним. Он потребовал для себя отдельную машину.

 

Эрик Брютон в своей книге о знаменитых алмазах приводит деловую характеристику Уинстона, авторство которой принадлежит почтенному владельцу алмазной корпорации Гарри Оппенгеймеру: «Алмазы он знал не хуже самого опытного эксперта, однако он обладал го­раздо более ценным качеством. У него был инстинкт, чу­тье на крупные камни, превышающее любой точный расчет. А еще он обладал смелостью субсидировать свои предчувствия, и он никогда не ошибался. В нем счастли­во соединялись превосходный бизнесмен и своенрав­ный художник».

 

В истории с «Хоупом» победил художник. Надо ска­зать, что Уинстона отличала любовь к эффектным жес­там. И вот в ноябре 1958 г. Синее сокровище нашло, наконец, верное пристанище. Уинстон, к которому камень вернулся после краткосрочного пребывания у грече­ского судостроителя А. Онассиса, подарил синий ал­маз лучшему минералогическому собранию Нового Света — Музею естественной истории Смитсоновского института в Вашингтоне.

 

Говорят, своим поступком экстравагантный ювелир хотел пробудить в богатых людях желание дарить драгоценные камни в музейные коллекции. Интересно, что «Хоуп» был послан в институт в скромной плоской коробочке бежевого цвета. Почто­вые марки, которыми была оклеена коробочка, стоили 145 долларов, а застрахована была эта внешне ничем не примечательная посылка на целый миллион долларов!

 

Время от времени прославленный камень все-таки тревожат. В 1962 г. он появился на выставке «Десять ве­ков французского ювелирного искусства», в Лувре; в 1965 г. его одолжили для алмазной выставки в южно­африканском городе Йоханнесбурге; в 1984 г. он стал частью экспозиции выставки, посвященной 50-летию ювелирной корпорации Гарри Уинстона. В 1996 г. ка­мень основательно почистили и заново взвесили, при этом оказалось, что масса бриллианта заметно больше, чем считалось прежде.

 

Согласно новым измерениям, «Хоуп» весит 45,52 карата. Размеры камня составляют 25,6 х 21,8 х 12 мм. Установлено также, что красивая глубоко-синяя, с налетом легкой сероватости, натураль­ная окраска бриллианта обусловлена присутствием следов бора в камне. Позднее для Синего сокровища была выстроена специальная  витрина с броненепробиваемым стеклом.

 


 


Назад к энциклопедию знаменитых украшений

 

Дрезденский зелёный бриллиант
Дрезденский зелёный бриллиант — грушевидный алмаз естественного яблочно-зелёного цвета. Единственный крупный (41 карат.) образец бриллианта данной разновидности. Своим уникальным цветом обязан природной радиоактивности. С XVIII века хранится в дрезденской
Дрезденский зелёный бриллиант
Когда камень попал в Саксонию, точно неизвестно. По некоторым сведениям, камень купил сын Августа Сильного, Август III, на лейпцигской ярмарке 1742 года через голландского посредника за сумму, оцениваемую историками в 400 тысяч талеров. «Цена зеленого миндалевидного камня равнялась стоимости постройки всего Дрезденского собора
Реклама

здесь могла бы быть ваша реклама


Fatal error: Call to a member function Get_Links() on a non-object in /home/u98163/bejewel.ru/www/templates/decorations.html on line 304